Областной аналитический еженедельник Хронограф
 
  № (515) | 0  г.
 

<< назад к списоку документов

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА

В Судебную коллегию

по гражданским делам

Самарского областного суда

Истец: Аветисян Владимир Евгеньевич

Ответчики: 1. ООО «Инфо-Пресс»

2. Редакция Информационно- аналитического издания «Хронограф Тольятти»

Главный редактор – Шемякин В.К.

3. Учредители

Мелентьев Андрей Михайлович

Шемякин Валерий Константинович

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА

на решение Федерального суда Центрального р-на г.Тольятти от 18.01.2007г.

18 января 2007 года Центральным районным судом г.Тольятти (Судья Бородина Л.А.) было вынесено решение об удовлетворении в полном объёме исковых требований Аветисяна В.Е. к редакции газеты «Хронограф Тольятти», ООО «Инфо-Пресс», Мелентьеву А.М., Шемякину В.К. о защите чести, достоинства и деловой репутации.

С данным решением не согласны, считаем его незаконным и необоснованным по следующим основаниям.

Первое. Проанализировав газетную публикацию, суд пришёл к выводу, что «изложенные в статье сведения и высказывания не соответствуют действительности и порочат честь, достоинство и деловую репутацию Аветисяна В.Е.» (стр.9 Решения).

Однако в соответствии со статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьей 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации необходимо различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности, на что указывает п.9 Постановления Пленума ВС РФ № 3 от 24.02.2005г. «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц».

Абсолютно неправомерно суд отождествляет понятие «сведения» с понятием слов «слухи, домыслы, предположения, версии», найдя для них общее значение «сообщение» (стр.13 Решения).

«Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения» (п.7 Постановления Пленума ВС РФ № 3 от 24.02.2005г.).

Таким образом, только выражения в форме утверждений, а не предположений или мнения, являются распространением сведений, которые и должны проверяться на соответствие их действительности. Рассматривая на предмет соответствия действительности и сведения, и высказывание мнения, суд тем самым нарушает нормы материального права, что является основанием для отмены решения, согласно п.4 ч.1 ст.362, 363 ГПК РФ.

Второе. Конкретные выражения, содержащие, по мнению истца сведения, порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию, суд истолковал субъективно в пользу истца.

Из выражения: «Но это никак не отражается на их общем стремлении к безмерному могуществу и власти… Их обоих объединяет один-единственный и, пожалуй, очень существенный факт: боязнь быть уличенными в непонимании существующей государственной политики, осуществляемой президентом РФ Владимиром Путиным» — суд делает вывод о том, что истец не разделяет государственную политику, что это указывает на виновность и причастность Аветисяна к чему-то предосудительному, незаконному (стр.9 Решения). Но подобные выражения явно негативной окраски автор статьи не употребляет и такой смысл никоим образом не следует из приведённого отрывка. Полагаем, истец не отрицает свое стремление понимать государственную политику Президента РФ, что, по сути, является позитивной оценкой деятельности истца.

Из выражений: «Несмотря на то, что Кириенко и Аветисян в целях самосохранения вынуждены проявлять высокую степень лояльности к политике нынешнего президента РФ, они не могут не проявлять интереса к политическим процессам, происходящим в стране. По вполне понятным причинам они вынуждены делать это скрытно… Другой особенностью достаточно емко характеризующей Аветисяна и Кириенко, является их феноменальная способность угадывать направление политической мысли Кремля и, соответственно, выстраивать стратегию своих Действий под прикрытием официально признанной в стране идеологии» — суд опять безосновательно делает вывод о незаконном и предосудительном с морально-этической точки зрения характере действий истца, об их противоречии государственным интересам (стр.9 Решения). Данный отрывок характеризует истца как человека влиятельного, включенного в политические процессы, происходящие в стране. В то же время, истец не является политическим деятелем, а представляет производственную бизнес-структуру. Отсюда и возникает мнение о нежелании афишировать свои политические амбиции. Автор намеренно указывает на вывод, лежащий на поверхности, фразой «по вполне понятным причинам», не подразумевая под такими причинами что-либо «предосудительное и незаконное». Подобные выражения в статье отсутствуют. В данном отрывке автор говорит о феноменальных способностях истца, его высокой компетенции , способности выполнять задачи, поставленные федеральной властью, что характеризует истца как в высшей степени лояльного гражданина. Никакой негативной оценки в данном случае нет.

Из выражения: «Топ-менеджер крупнейшей госкомпании, не имеющий собственных политических амбиций и замаскировавший свое темное прошлое…» — суд полагает, что можно сделать вывод о том, что истец в прошлом делал какие-либо неблаговидные и противозаконные поступки (стр.10 Решения). Однако данная фраза вырвана из контекста и не имеет отношение к истцу, не носит негативного характера. Речь идет о стране в целом.

Рассматривая выражения: «Отлично зная антикризисные методы Волгопромгаза, клиенты Самараэнерго после этого предпочитали долги не накапливать, чтобы не подвергаться опасности лишиться своего бизнеса……за счет давления по линии энергетических долгов близким Аветисяну структурам удалось склонить Моторостроитель к заключению контракта с ООО «Самара-Авиагаз» на производство газоперекачивающих агрегатов (ГПА)… При желании в данной комбинации можно усмотреть нанесение косвенного ущерба государству… Для этого использовались методы, которые сегодня часто перечисляются при описании рейдерского захвата… Предпринималась попытка атаковать ОАО «Тольяттиазот» — суд говорит о том, что возможна неоднозначная оценка действий Аветисяна В.Е., в том числе в виде возможности действий со стороны истца, приносящих ущерб государству (стр.10 Решения). Данный вывод, на наш взгляд, подчёркивает субъективность суда, его одностороннюю оценку оспариваемых выражений статьи в пользу истца. Признавая неоднозначность оценки, суд, тем не менее, оценивает с негативной стороны, необоснованно отдавая тем самым предпочтение позиции истца.

Но в приведённом отрывке речь идет о юридических лицах, а не об истце непосредственно. Информация об АДС «Волгопромгаз» была опубликована в журнале «Дело» № 33 от 29.09.98г., ситуация с контрактом «Моторостроителя» и ООО «Самара-Авиагаз» описана в «Самарской газете» от 23.03.2002г. Истец до сих пор не оспорил данную распространённую информацию и не воспользовался правом, предоставляемым ст.43 ФЗ «О СМИ», что дает нам основания считать данную информацию действительной.

Кроме того, приведённый отрывок не характеризует истца как непрофессионала или как человека, использующего противозаконные методы работы, а свидетельствует о выполнении задачи повышения платёжной дисциплины. Речь не идет о понуждении контрагентов к заключению договоров, а говорится о локальном рынке, где альтернативы ООО «СВГК» для заключения договоров нет.

Из выражений: «Но если с Лиманским Аветисян знает, как вести диалог, то его контакт с Евгением Григорьевым (другой кандидат на пост мэра Самары) практически исключен… В этом случае у Аветисяна шансы на благополучное достижение «мечты жизни» могут начать сокращаться» — суд делает вывод об указании на личные негативные отношения Григорьева Е.Г. к истцу (стр.10 Решения). Однако, поскольку материал носит биографический характер, автор лишь упоминал о событиях, которые на самом деле имели место в прошлом, что не отрицается истцом.

Это является подтверждением того, что суд необоснованно посчитал абсолютно все сведения в статье, не соответствующими действительности и что отсутствуют доказательства, подтверждающие обратное.

Фраза о возможных затруднениях установить контакт с Григорьевым, в случае избрания последнего мэром, является, безусловно, предположением и не может быть проверена на соответствие действительности, тем более она не свидетельствует о личных негативных отношениях истца с Григорьевым Е.Г.

Таким образом, все отрицательные характеристики и выражения содержатся только в выводах суда. Суд истолковал оспариваемые выражения в интересах истца, безоговорочно отдав предпочтение его доводам. Не разграничивая утверждения и предположения, суд посчитал все выражения сведениями не соответствующими действительности и порочащими честь, достоинство и деловую репутацию истца, истолковав всё с отрицательной стороны, отвергнув все доводы ответчиков. По нашему мнению, указанные выводы суда первой инстанции, изложенные в решении суда не соответствуют обстоятельствам дела, что является ещё одним безусловным основанием для отмены Решения, согласно п.3 ч.1 ст.362 ГПК РФ.

Третье. Суд указывает на то, что его выводы подтверждаются выводами заключения лингвистической экспертизы. Но с нашей стороны в порядке ст.ст. 79, 87 ГПК РФ было заявлено ходатайство о проведении повторной лингвистической экспертизы и признании недопустимым доказательством заключения эксперта Илюхиной Н.А., поскольку оно не отвечает требованиям закона и не даёт ясных ответов на поставленные вопросы.

Задача лингвистической экспертизы состоит в том, чтобы эксперт определил, в какой форме автором статьи излагаются предложения: в форме утверждения или мнения или иной какой-либо форме с точки зрения лингвистики. И именно с этой позиции ответить на поставленные вопросы, т.е. утверждает автор или выражает своё мнение о ком-либо или о чём-либо. Эксперт не должен давать оценку или излагать собственные суждения относительно содержания статьи, как, по нашему мнению, это делает профессор Илюхина Н.А. по результатам экспертизы.

Ответы даны вероятностные и субъективные, эксперт видит негативную оценку не на основе лингвистического анализа, а руководствуется «морально-этической точкой зрения», что противоречит требованиям ст.8 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» от 31.05.2001 № 73-ФЗ. Кроме того, указанное экспертное заключение не отвечает требованиям ст.25 указанного Закона. Экспертом не были даны ответы на вопросы, поставленные ответчиком.

Полагаем, данные обстоятельства являются основанием для проведения повторной экспертизы, но ходатайство не было удовлетворено. Мнение эксперта Илюхиной, также нашедшей только негативное толкование оспариваемых выражений, полностью совпадало с позицией истца.

Исходя из вышесказанного, считаем, что имело место нарушение норм и процессуального права. Суд необоснованно отдал предпочтения доводам истца, не приняв во внимание ни одного довода ответчика, приняв, в том числе, в качестве доказательства экспертное заключение, не отвечающее требованиям закона, что является ещё одним основанием для отмены Решения суда, согласно п.4 ч.1 ст.362, 364 ГПК РФ.

Четвёртое. В оспариваемом решении суд признаёт, что порочащая информация не содержится в самом тексте (стр.14 Решения), но якобы легко «извлекается» из него читателями. Совершенно не понятно, на каком основании суд оценивает публикацию от имени читателей, принимая за них решение о том, с какой стороны характеризуется истец автором статьи.

Безосновательно и противоречиво утверждение о том, что якобы представители ответчика в судебном заседании согласились с тем, что вся статья в целом имеет негативную психолого-эмоциональную окраску, поскольку позиция ответчиков говорит как раз об обратном.

Полагаем, также совершенно безосновательно утверждение суда о том, коллектив журналистов не может выражать собственное мнение, поскольку конституционное право на выражение мнения принадлежит только гражданину.

Кроме того, полагаем, сумма компенсации морального вреда (100 000 рублей) несоразмерно высока, что ведёт к ущемлению свободы массовой информации.

Таким образом, истцом не доказано то, что сведения, опубликованные в оспариваемой статье, порочат его честь, достоинство и деловую репутацию, а согласно п.2 ч.1 ст.362 ГПК РФ, недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела является безусловным основанием для отмены решения суда.

Оспариваемое решение было принято с нарушением норм материального права, поскольку суд рассматривал на предмет соответствия действительности и утверждения, и высказывание личного мнения, объединяя в общее понятие «сведения», что противоречит ст.152 ГК РФ и является в соответствии с п.4 ч.1 ст.362, 363 ГПК РФ безусловным основанием для отмены решения.

Полагаем, что при рассмотрении дела также имело место нарушение процессуальных норм, поскольку суд необъективно оценивал доводы сторон, необоснованно отдав предпочтение позиции истца, приняв в качестве доказательства экспертное заключение, не отвечающее требованиям закона, что является в соответствии с п.4 ч.1 ст.362, 364 ГПК РФ безусловным основанием для отмены решения.

Ещё одно безусловное основание для отмены обжалуемого решения, согласно п.3 ч.1 ст.362 ГПК РФ — несоответствие выводов суда обстоятельствам дела, поскольку выводы суда о негативном характере оценки личности истца, о том, что сведения, опубликованные в статье, порочат честь, достоинство и деловую репутацию истца, сделаны субъективно и не вытекают из содержания статьи.

На основании изложенного и, руководствуясь ст.ст. 336-340, 361, 362, 363, п.2 ч.2 ст.364 ГПК РФ,

ПРОШУ:

- отменить полностью Решение Федерального суда Центрального р-на г.Тольятти от 18.01.2007г. по иску Аветисяна В.Е. к редакции газеты «Хронограф Тольятти», ООО «Инфо-Пресс», Мелентьеву А.М., Шемякину В.К. о защите чести, достоинства и деловой репутации;

- направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе судей.

Представитель ответчика

адвокат В.В. Нешков