Областной аналитический еженедельник Хронограф
 
  №15 (667) | 21 мая 2018г.
 

Дмитрий Железнов:

Я человек без комплексов

Татьяна Федорова

4 мая действующий ректор ФГБОУ ВО «Самарский государственный университет путей сообщения» (СамГУПС) Дмитрий ЖЕЛЕЗНОВ был выдвинут в качестве кандидата для участия в очередных выборах ректора, которые должны быть завершены в ноябре. Выдвижение произошло на заседании Ученого совета факультета «Эксплуатация железных дорог и логистика». Незадолго до этого события Железнов подвергся массированной информационной атаке. В интервью Областному аналитическому еженедельнику «Хронограф» Дмитрий Железнов рассказал о состоянии дел в СамГУПС, профессиональном уровне отдельных сотрудников, а также о своих связях и возможностях на федеральном уровне.

- Дмитрий Валерьянович, Интернет буквально заполнен статьями негативного содержания о вашей деятельности на посту ректора. С чем это связано и кому это выгодно?

- Говорю, называю имена. Это статьи, которые начали появляться год назад. Вот статья 26 апреля год назад за подписью Мулюкина. Чтобы понимать, что это такое, надо посмотреть, что собой представляет сам Олег Петрович Мулюкин. Сейчас я немножко пойду на нарушение закона о защите персональных данных и попрошу принести их личные дела, воспользуюсь своим правом ректора. (Попросил принести личные дела Мулюкина, Грибанова и Жулева.) Им хочется принимать активное участие в деятельности, а они уже не вписываются в новые реалии. Вы посмотрите Грибанова, что он собой представляет. Умные люди, как правило, концентрируются в университетах на кафедрах. Чем выше уровень организации, тем проще слететь с катушек. У нас, например, в прошлом году мы на психушке увозили танцующего преподавателя, который во время лекции (дама, доцент уважаемый, по-моему, 61 год,) вдруг начала танцевать. Лекция идет, дама танцует. Через пять дней пролечили, выпустили, работает дальше.

- Кто лоббировал Ваше назначение на пост ректора в СамГУПС?

- Меня готовили на должность ректора в Иркутском университете путей сообщения. Ситуация 2012 г., которая тут произошла, потребовала вмешательства учредителя (Федеральное агентство железнодорожного транспорта (Росжелдор). –Прим. ред.) и назначения именно варяга. Фактически в университете гражданская война.

Чтобы вы понимали, как произошло назначение: сейчас губернатор Бурятии — Алексей Самбуевич Цыденов, это вообще мой воспитанник. Я старше его на 11 лет, он был одним из моих первых дипломников, я его переводил в Москву, потом забирал из Москвы, вытаскивал из неприятной ситуации. На момент моего приглашения он был заместителем министра транспорта РФ. Собственно говоря, было предложение разобраться здесь. Нужен был человек со стороны.

Когда пишут, что приехал парень без роду, без племени, это совершенно не так. У меня имя, я вхожу в десятку самых известных ученых в эксплуатации железных дорог, ученых, действующих сегодня. У меня имя в науке будь здоров! И имя этого Мулюкина, который пишет там на эту тему, как говорится, вам и не снилось, господа.

Что я есть такое как явление? У меня за плечами реализованный проект — единственный в мире сухой порт, сметная стоимость стройки около 2 млрд р. Поэтому если надо поговорить с Путиным, сесть как сейчас — без проблем!

Партия сказала: «Надо!» За 12 часов до конца срока подачи заявлений приходит sms от замминистра: «На Самару пойдешь?» Текст дословный. Я перезвонил, хотя знал, что идут выборы, что 20 сентября (2013 г. – Прим. ред.) заканчивается подача заявлений.

- Как к вашему назначению отнесся бывший ректор Александр Ковтунов? Почему не был назначен Иван Андрончев, который много лет работал в вузе?

- Мне сказали: «Надо идти ректором, Ивана Константиновича (Андрончева. – Прим. ред.) проводить не будем». Дословные слова.

Сам процесс ухода, чтобы вы понимали, что такое Александр Владимирович (Ковтунов, ректор СамГУПС (до 2007 г. академия) в период 2002-2012 гг. – Прим. ред.). Язык документов. 27 ноября 2012 г. врио руководителя Росжелдора Луковников, сейчас замгубернатора у Цыденова, Ковтунову направляет уведомление о расторжении срочного трудового договора. В связи с истечением срока действия 5 декабря 2012 г. Этим документом Ковтунова уведомили, что контракт с ним продляться не будет и согласование на выборы не будет производиться. Соответственно, 27 ноября учредителем издается приказ об увольнении Ковтунова с 5 декабря. В документе прописаны условия увольнения. Дальше начинается самое веселое. 5 декабря он уже уволен, он уже не ректор, со всеми вытекающими. Начинается клоунада. 5 декабря ректор Ковтунов, который в этот день уже уволен, издает приказ, который регистрируется в университете о расторжении трудового договора. Он издает приказ о собственном увольнении. Уволенный ректор издает приказ о собственном увольнении! Это клоунада в чистом виде. Таким образом, он приготовил себе золотой парашют. Потому что увольнение по истечении срока договора — это одно, а так — это другое. Вот приказ, который стоил кресла ректора Андрончеву, и подписал он 6 декабря. «Об изменении определенных сторонами условий трудового договора» — т. е. он на второй день исполнения своих обязанностей начал изменять условия, установленные учредителем в адрес его работника. Конечно, этот документ подписан под давлением — сумасшедшим — со стороны Ковтунова. Ивану было очень тяжело, зная харизматичность Александра Владимировича. Если бы это не вылезло, оно, может быть, и прокатило, если бы Ковтунов вел себя, как и положено выгодоприобретателю — сиди себе тихонько, помалкивай в тряпочку и не мешай. Но мы же не можем, нам же нужно плавить пространство, управлять регионами и т.д. и т.п.

Мне почему легко? Я человек без комплексов, могу о чем угодно говорить и рассказать о своей позиции. Для меня не существует неудобных вопросов. Я не хотел слово употреблять, но то, что есть, это помойка.

- Действительно ли вы сократили часть профессорско-преподавательского состава СамГУПС?

- Для чего варяга зовут? Нужен был человек, который был бы уважаем, но незнаком, находился над схваткой. Для меня нет белых и красных, для меня все зеленые. Когда я пришел, в кабинете стоял стол совещаний. Я сажусь во главе стола, у меня садится половина проректорского корпуса по одну сторону, вторая половина — по другую сторону. Сидят как стенка на стенку. Если поддерживает левая сторона, то правая будет против. Обязательно. Поскольку я не знаю людей, то не могу делать назначений. Допустим, я сибирякам предлагаю... И как только начинается ценовой вопрос, то сразу слышу: «Нет. В этот гадюшник? А я читал — это помойка самарская?». Не соглашаются.

На прошлых выборах была восьмерка — четырех убрали и четырех оставили. Меня как оратора слушали. Потребуется говорить сорок часов — буду. Потребуется, чтобы в меня влюбились — они в меня влюбятся и будут аплодировать. Я это умею делать. Собственно говоря, у меня дар. Я с шести лет капитан футбольной команды, меня пацаны в два раза старше слушались.

- Как сейчас складываются отношения с Ковтуновым?

- На самом деле много сделано, Ковтунов — эпоха. Да, были ошибки, но при нем в плане материально-технической базы много сделано. Я за пятилетие навел порядок в университете, я навел порядок в финансах, у меня сегодня лучшая проректорская команда среди транспортных университетов.

Чтобы вы понимали, что я за личность: я родился в Новокузнецке, вырос в Забайкалье, университет закончил в Хабаровске, очную аспирантуру в Москве. Работал в Чите и Иркутске. Я во всех университетах нахожусь как у себя дома. Для меня МИИТ (ФГБОУ ВО «Российский университет транспорта (Московский университет путей сообщения)». – Прим. ред.) — дом родной. Когда я прихожу на бывший факультет, все старики говорят: «Дима наш». Если вы посмотрите по «Марьиной Роще». Это одна из мощных финансовых групп. Если говорить своими именами, у нас сейчас что? Питерская большая группа, кавказцы, сибиряки, еврейская община. Вот еврейская община — центр «Марьина Роща» и синагога не просто так там рядом. Если надо с Вексельбергом (совладелец ГК «Ренова», выпускник МИИТ 1979 г. –Прим. ред.) запросто поговорить, вопросов нет. Если надо добраться до Дворковича (до мая 2018 г. заместитель председателя правительства РФ, с 22 июня 2015 г. председатель совета директоров АО «РЖД». –Прим. ред.), вопросов нет.

Я все равно федерал, меня двигают федеральные круги, поэтому разборки на региональном уровне мне мало интересны. Даже с Азаровым поговорить — они с Цыденовым друзья личные, потому что Дмитрий Игоревич возглавлял комитет (в Совете Федерации. – Прим. ред.) по делам северных национальностей, и когда Цыденов получил назначение в Бурятии, две недели Азаров там, собственно говоря, с ним.

С Азаровым вопросов нет, когда он еще был мэром. С Дмитрием Игоревичем Азаровым у меня есть своя личная система отношений. Причем он знает меня как профессионала. Но пока я встретился с ним один раз. Покая не лезу, понимая, что ситуация вокруг очень деликатная.

Поймите, что вопрос этот с письмами — это вопрос в области психиатрии. Вот посмотрим на Олега Петровича Мулюкина — что он собой представляет? Он вообще любит порассуждать о будущем российского образования. Или его статья «Зачем люди приходят в науку». Эта статья о десяти позывах, которые позвали Мулюкина в науку, там парочка нормальных, а остальные... Сколько лжедиссертаций написал Мулюкин — это без комментариев, это дело правоохранительных органов. В т.ч. помогал и Александру Владимировичу (Ковтунову. — Прим. ред.), но -без комментариев. У Мулюкина контракт истекает в апреле 2019 г. Чтобы деда не выгонять на улицу без пособия, мы нагрузку распределяем по сотрудникам, ему полностью обеспечено денежное довольствие. Он большой профессор, пусть пишет методику.

Почему не получились отношения с Ковтуновым? Он давал свои советы в своей неподражаемой манере — ты должен так или так делать. Это давление. У меня иное видение, а он сразу, если что-то не то, начинает... Он такой холерик, темперамент просто бешеный. Я, в конце концов, как-то по телефону говорю, что в таком тоне нельзя с ректором разговаривать, там же мат-перемат стоит. Со мной в таком тоне разговаривать недопустимо. Я отключил трубку. Более того, я ему сказал, что забью его телефон в «черный список». Так и сделал.

Вот смотрите — ректору Железнову служебная записка, в которой говорится: «В связи с моей командировкой в Санкт-Петербург довожу до вашего сведения, что по состоянию здоровья не могу лететь эконом-классом». Я зависаю, значит, бизнес-классом по состоянию здоровья лететь может, аэконом-классом — нет. Я ему пишу, что запрещаю лететь бизнес-классом. И дописываю: за счет университета. Чтобы вы понимали, летать бизнес-классом ректор имеет право. Но я этим правом не пользуюсь. Во-первых, до Москвы недалеко; во-вторых, мне жалко денег. Правда, другое дело, если в Китай в командировку — далеко лететь, но тоже не всегда. Садимся из Китая лететь — проректоры нашего классического университета садятся в салон улучшенного комфорта, а я иду в эконом.