Областной аналитический еженедельник Хронограф
 
  №39 (649) | 4 декабря 2017г.
 

Странный подрядчик

Любовь Картамышева могла попасть под влияние человека с сомнительной репутацией

Борис Кротов

В начале ноября бывшего директора МБОУ «Гимназия № 1» г. о. Самара Любовь КАРТАМЫШЕВУ решением суда перевели из-под стражи под домашний арест до 4 января. Ожидается, что Картамышева, которую подозревают в получении взятки в особо крупном размере, расскажет следствию о нюансах своего взаимодействия со строителем Василием ЕМЕЛЬЯНОВЫМ. Компании Емельянова ООО «СБ-Максимум» якобы предстояло отремонтировать кровлю бассейна гимназии на средства, которые должна была передать Картамышева. Анализ деятельности Емельянова показывает, что Картамышева могла пасть жертвой своей доверчивости к нему.

Ранее сообщалось, что директор Гимназии № 1 (на фото) Любовь Картамышева была задержана 2 августа т. г. при получении части взятки за зачисление в образовательное учреждение двоих детей. Всего с родителя учеников якобы было потребовано 800 тыс. р. наличными. Деньги, как оговаривалось, должны были пойти на ремонт кровли школьного бассейна. При этом ряд СМИ приводили позицию представителя подрядчика ремонта ООО «СБ-Максимум» Василия Емельянова о том, что денежные средства до него так и недошли.

Некоторые вещи могут служить косвенным подтверждением версии, что Картамышева, доверившись Емельянову, в итоге оказалась крайней. В частности, для Емельянова не в новинку утверждать, что денег, освоением которых ему предстояло заниматься, он не получал.

Так, 26 мая 2016 г. Красноярский районный суд Самарской обл. вынес решение о взыскании с Василия Емельянова в пользу другого физического лица 24,1 млн р. В ходе разбирательства было установлено, что деньги передавались Емельянову по договору займа на определенные личные цели (https://kras-noiarsky--sam.sudrf.ru/ modules. php?name=sud_delo&srv_n um=l&name_op=doc&num-ber=3920745&delo_id=1540005&new =0&text_number=l), однако сам ответчик впоследствии отрицал, что брал их. В итоге долг до настоящего момента не возвращен.

В базе исполнительных производств на сайте УФССП России по Самарской обл. по состоянию на 1 декабря 2017 г. содержатся сведения о производстве в отношении Емельянова, возбужденном 16 ноября 2016 г. В рамках производства задолженность Емельянова составляет уже 24,02 млн р. плюс ему требуется заплатить исполнительский сбор в размере 1,687 млн р.

Здесь же имеется информация о еще одном исполнительном производстве в отношении Емельянова, возбужденном 4 мая 2017 г. Согласно ему задолженность Емельянова на основании исполнительного листа, выданного 20 февраля 2017 г. Ленинским райсудом г. Самары, составляет 66,16 тыс. р.

В третьей судебной истории, связанной с именем Емельянова, фигурирует, похоже, мать-одиночка. В ноябре 2015 г. в Ленинский райсуд обратилась некая гражданка Яфарова, требовавшая признать право собственности на квартиру, к строительству которой имело отношение ООО СК «Спектр-Плюс» с генеральным директором Василием Емельяновым. Эту квартиру (в виде жилого помещения) «Спектру -Плюс» еще в начале 2005 г. якобы обязалось передать ЗАО «ЭДС» за строительно-монтажные работы на объекте. В ноябре того же года право требования к ЭДС на недвижимость «Спектр-Плюс» передал самому Емельянову.

Выяснилось, что Емельянов ждал почти 10 лет, после чего в свою очередь передал право требования к ЭДС по договору цессии Яфаровой. Это случилось в июле 2015 г. К тому моменту «Спектр-Плюс» прекратило свое существование, а часть жилплощади, созданной ЭДС, 10 сентября 2012 г. была реализована за 2,67 млн р. гражданке Амелиной.

Сделка была зарегистрирована в Росреестре, Амелина вступила во владение и пользование квартирой, сделала в ней ремонт, начала проживать там со своей малолетней дочерью. Причем квартира, что получила Амелина, похоже, вообще находилась в другом доме, а не в том, на квадратные метры в котором некогда претендовали «Спектр-Плюс» и Емельянов (https: / /leninsky--sam.sudrf.ru/modules.php?name=su d_delo&srv_num=l &name_op=doc& number=59997505&delo_id=l 540005 &new=0&text_number=l). Суд пришел к выводу, что второй подписанный лист договора цессии между «Спектр-Плюс» и Емельяновым от ноября 2005 г. содержит только цену без указания объекта, за который производится оплата, и общие для всех договоров условия. Первый же лист договора, содержащий существенные условия и предмет договора, не был подписан сторонами. В итоге в требованиях Яфаровой было отказано, право собственности на жилое помещение суд 18 июля 2016 г. признал за Амелиной.

Необходимо отметить, что если имел место подлог документов с целью противоправного завладения имуществом Амелиной, то вопросы могут возникнуть не только к Яфаровой, но и к самому Емельянову. Последний, между прочим, принялся обжаловать решение Ленинского райсуда от 18 июля 2016 г. в апелляционной и кассационной инстанциях, что может указывать на его заинтересованность в действиях Яфаровой. Кстати, «СБ-Максимум», фигурирующее в материалах уголовного дела о взятке, собранной для Картамышевой, как и исчезнувший 10 лет назад «Спектр-Плюс», демонстрирует очень подозрительную отчетность. Два последних года выручка компании полностью совпадает с себестоимостью произведенных ею работ, чистая прибыль равна нулю. Привлекательность подобного бизнеса, если только он не состоит в обналичивании денежных средств, вызывает вопросы. Единственным участником «СБ-Максимум» записана родственница Василия Емельянова Ольга Емельянова.